Украина в поисках внешней политики

21 февраля 2006, 10:55
 В мире Источник: Гуляй-Поле

Анатолий Головатенко, Москва

Украина - весьма большая по европейским меркам страна. Её географическое положение и позволяет, и побуждает проводить весьма активную внешнюю политику. В последние годы все украинские правители - независимо от политической окраски - хорошо понимали и понимают эту истину. Однако, как представляется, дело неизменно ограничивалось общим пониманием, смутными устремлениями к державному величию и довольно бессистемными, плохо продуманными шагами.

Сколько-нибудь целостной и конкретной внешнеполитической программы у Украины как не было, так и нет. Есть только набор заявлений по тем или иным поводам. Ситуативное реагирование - вещь во внешней политике неизбежная, но всякая реакция должна вписываться в какой-то непротиворечивый контекст. Любому государству полезно время от времени примерять к себе давно сформулированный британскими политиками тезис о долгосрочных национальных интересах ("У Англии нет постоянных союзников, у неё есть только постоянные интересы").

Так каковы же интересы Украины? Очевидно, что речь должна идти в первую очередь об обеспечении национальной безопасности и самостоятельного государственного развития.

Никаких военных угроз Украине вроде бы не просматривается - даже в отдалённой перспективе. Об угрозе российской можно говорить только в рамках предвыборной агитации и только в расчёте на наиболее легковерных избирателей. Ясно, что базирующийся в Севастополе флот соседней державы отнюдь не является "авангардом оккупационной армии" (такое утверждение порой звучит на "оранжевых" митингах). Не совсем, впрочем, понятно, зачем Россия тратит немалые деньги на содержание дорогостоящих плавучих игрушек в море, которое в обозримом будущем явно не может стать театром боевых действий и при этом замкнуто непроходимыми для военных кораблей Проливами, - но это уже другой вопрос (единственный разумный ответ - из уважения к славным традициям двухвековой давности).

Украинская армия вряд ли может похвастаться высокой боевой готовностью и хорошей технической оснащённостью, но, во-первых, для отражения теоретически возможных локальных угроз (вроде масштабной акции террористов) такая армия в принципе пригодна, нужно только иметь в её составе немногочисленные, но хорошо обученные спецподразделения; во-вторых, в современном мире безопасность государства далеко не всегда определяется его военной мощью.

Украине вряд ли имеет смысл претендовать на роль мировой державы, а только такие претензии могли бы оправдать дорогостоящую кардинальную модернизацию вооружённых сил. Куда разумнее удовлетвориться функциями державы региональной - и на этом строить как внешнюю политику вообще, так и военное сотрудничество с зарубежными государствами в частности. В таком сотрудничестве уместно руководствоваться принципом "максимальная безопасность при минимальных затратах". Вступление Украины в НАТО в качестве полноправной участницы этой организации такому принципу, как представляется, не вполне соответствует. Куда разумнее (и дешевле!) параллельно развивать военное сотрудничество, как с Западом, так и с Россией. Однотипность российского и украинского вооружения, а также унаследованная от советской эпохи тесная интеграция военно-промышленных комплексов двух стран делают сохранение кооперации в этой сфере естественным и желательным. Отношения же с НАТО вполне можно строить и на основе долгосрочных договоров, программ. Речь может идти не только о совместных маневрах и учениях; на мой взгляд, размещение на украинской территории американских или каких-либо иных военных баз не ущемит суверенных прав государства и принесёт ощутимую экономическую выгоду. Кому-то из российских политиков это не понравится (и наверняка станет поводом для очередной псевдопатриотической истерии), но здравомыслящие государственные деятели в Москве, надо надеяться, воздержатся от гневных заявлений и прочих недружественных шагов.

Более спорным представляется вопрос об участии украинских военных в миротворческих операциях и в антитеррористических акциях. В некоторых случаях безоговорочная поддержка западных партнёров и демонстрация украинского флага где-нибудь на Ближнем или Среднем Востоке может обернуться вовлечением страны в серьёзные конфликты, породит опасность террористических атак. Иногда разумнее ограничиться заявлениями о солидарности и не действовать по правилу "где американцы, там и мы".

И совсем уж ни к чему бежать впереди паровоза. Недавнее (19 февраля) заявление киевского Министерства иностранных дел о готовности поучаствовать в миротворческой операции в Южной Осетии трудно назвать взвешенным и своевременным. Не нужно быть глубоким аналитиком, чтобы понять: во-первых, Россия из Южной Осетии никуда не уйдёт; во-вторых, вывод российского контингента из региона, если бы он состоялся, означал бы начало новой грузино-осетинской войны, и гипотетическим международным силам пришлось бы уже не сохранять мир, а разнимать ожесточённо сражающихся противников. Украине, строго говоря, в кавказских горах делать нечего: никаких реальных интересов у страны там нет, а личные симпатии некоторых киевских политиков к грузинскому президенту вряд ли должны становиться основанием для решений, способных привести к обострению ситуации в регионе и к ухудшению отношений с восточными соседями.

Украина может сыграть роль одного из центров интеграции некоторых государств постсоветского пространства и сопредельных европейских регионов, но здесь возникает закономерный вопрос: ради чего эта интеграция? Если в её основе стремление "дружить против России", то это путь в никуда. Все понимают, что Россия не станет углублять конфронтацию с Эстонией и Латвией из-за Печер и Пыталовской волости или с Украиной - из-за Тузлы. Создавать новый санитарный кордон на западных российских границах смысла вроде бы тоже нет. Общих политических интересов у стран прибалтийских, приальпийских и прикаспийских не так уж много - меньше, чем нужно для создания какого-то прочного союза.

Куда уместнее было бы делать шаги к интеграции экономической, но эти шаги окажутся успешными только в том случае, если из процесса сотрудничества не будет априорно исключена Россия. Минимизируя хозяйственное сотрудничество с этой страной, отказываясь от реального участия в Едином экономическом пространстве, Украина вредит - прежде всего - сама себе. Уже многократно говорилось, что участие в ЕЭП отнюдь не противоречит более тесному сотрудничеству с Западом. Многообразие внешнеэкономических связей, подобно диверсификации акций в портфеле их владельца, в большей степени отвечает долгосрочным интересам Украины, чем однобокая ориентация на какую-либо одну группу партнёров.

Некоторые киевские политики пугают тем, что чересчур тесное сотрудничество с Россией приведёт к утрате экономической независимости. Это более чем странное утверждение: идеал автаркии в современном мире практически недостижим, и международное разделение труда отменить не удастся. Как не удастся и перенести - какими-нибудь политическими заклинаниями - газовые и нефтяные месторождения из Сибири в окрестности Винницы. С реалиями нужно считаться, а сетовать на них бесполезно. Да и не так всё страшно: Западная Европа уже много десятилетий зависит от ближневосточного сырья, но Франция или Австрия отнюдь не стали колониями Кувейта.

Ни для кого не секрет, что создававшиеся в начале девяностых механизмы сотрудничества стран СНГ сегодня уже не работают. Это понятно: тогда речь шла скорее об относительно цивилизованном разводе, чем о кооперации. Теперь ситуация изменилась, и пора задуматься о новых формах экономической интеграции и - в некоторых случаях - политического сотрудничества. Формы неизбежно должны быть разнообразными; в создании некоторых из них Украина вполне сможет играть весьма заметную роль.

Чтобы сыграть её достойно, придётся всё-таки выстроить чёткую и внятную программу внешнеполитической деятельности. Вряд ли это получится сейчас, во время предвыборной кампании. Но электоральные страсти естественным образом затихнут, и тогда, хотелось бы верить, наступит время конструктивных решений.

Источник: Гуляй-Поле