Тимоти Снайдер: создайте в Украине институт русского языка - и у Путина будут проблемы

10 июля 2019, 12:17
 Общество Источник: BBC Украина

 Американский историк Тимоти Снайдер считает, что изменение политики в отношении русского языка укрепит позиции Украины в мире и больно ударит по интересам Кремля

Тимоти Снайдер - известный американский историк, профессор истории кафедры Ричарда Левина Йельского университета. Автор нескольких научных трудов, посвященных истории Восточной Европы, вопросам национализма и тоталитаризма, в частности, книги "Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным".

Недавно Снайдер выступил в Киеве с лекцией, организованной Фондом Виктора Пинчука.

Историк подчеркнул, что популизм сейчас является главной проблемой Европы, "демократией без будущего", и именно Украина может помочь это остановить, поскольку украинцы имеют видение будущего, которого не хватает Европе, чувство солидарности и самопожертвования. Все это ни продемонстрировали в 2014 году.

"Если Европа собирается продолжить свое существование, сделать это можно путем расширения и привлечения новых членов, и важнейшим из них является Украина", - считает Тимоти Снайдер.

В интервью BBC News Украина Тимоти Снайдер рассказал, чем вызвана смена поколений в украинской политике, как создание в Украине государственного института русского языка поможет в борьбе с политикой Путина, и как улучшить испорченные историческими проблемами отношения с Польшей.

ВВС: Во время лекции вы упомянули о смене поколений как о главном феномене выборов в Украине. Что является причиной такого явления и каковы будут последствия?

Тимоти Снайдер: Я думаю, проблема Порошенко в том, что война у него во многом вытеснила будущее. Он проводил предвыборную кампанию под лозунгом "Армия! Язык! Вера!", а это постоянные вещи. Конечно, Украине нужна сильная армия, конечно, язык - очень важен, и, конечно, важно иметь украинскую церковь.

Но существует также риск излишней концентрациии на том, что мы такие потому, что они (российское руководство. - Ред.) сделали нас такими. Я думаю, что именно в этом президент Порошенко и проиграл. Его определение успеха заключался в том, что мы знаем, кем мы являемся. Это важно, но политика - это всегда о том, что будет дальше.

И у Зеленского было преимущество, потому что украинцы хотели думать о будущем за пределами того, что Россия сделала или сделает. И я думаю, что позиция Зеленского оказалась более выигрышной, поскольку он начал эту попытку создания другой реальности, в которой могут происходить другие явления.

ВВС:Означает ли это, что Порошенко слишком сосредоточен на прошлом, что вопрос национальной памяти, независимой церкви для украинцев - это больше о прошлом, чем о будущем?

Т.С.: Нет. Это - тоже важные вещи, но вопросы о прошлом необходимо направлять в будущее. Язык - это не программа того, что вы делаете, язык - это перечень возможностей. Есть два очень интересных момента в украинской культуре - первый в 1920-х годах и второй после Евромайдана. Оба связаны с их использованием. Ведь язык не является программой, он открывает возможности для возникновения непредсказуемых и замечательных вещей в культуре.

То есть все эти вещи важны, но важны в том, к чему они ведут в будущем. И если постоянно концентрироваться на них - можно увязнуть.

Я не считаю, что армия или язык для большинства украинцев не является важными. Просто украинцы спрашивают: у нас сейчас есть государство, и большинство из нас общается на украинском, а что дальше?

ВВС: Во время лекции вы сказали, что хорошо бы создать в Украине институт русского языка, создать что-то вроде украинского варианта русского языка. Может ли это как-то повлиять на конфликт с Россией, закрыть вопрос о якобы притеснениях прав русскоязычных в Украине, о чем иногда говорят российские чиновники?

Т.С.: Я думаю, что такой шаг будет иметь положительные результаты. Будет ли радоваться президент Путин, если появится украинский государственный институт русского языка и культуры? Нет, не будет.

Поскольку он всегда подчеркивает, что заботится о "русском мире", и только он лично и российское государство могут его защитить. А если другие государства также позаботятся о языке? Например, в Канаде много делается для сохранения французского языка. Поэтому, я думаю, что такое решение будет большой проблемой для Путина.

Украинская культурная политика может заключаться в том, что украинский - это государственный язык, язык культуры, главный язык образования, но русский язык - это тоже неплохо, и его можно поддерживать в определенной степени, стандартизировать, разрабатывать собственные словари, создавать интернет-ресурсы, оказывая повсеместное влияние на мнение русскоязычной аудитории.

То, что я говорю, может показаться странным, но это на самом деле нормально - речь стандартизируется там, где на ней разговаривают.

Украинцы, белорусы и казахи просто отдали России монополию на русский. Это противоестественно, это ненормально, это стоит изменить.

Украинцы продолжают общаться на русском и будут делать это в будущем. Возможно, меньше, но все равно полностью от этого языка не откажутся. И это ненормально, когда в стране есть активно используемый язык, который не стандартизируют.

То, что я предлагаю - достаточно консервативная вещь. Но думаю, что это снизит трения внутри страны, если украинское государство скажет: мы поддерживаем русский язык, мы не против, смотрите, что мы делаем.

И это также изменит международное восприятие Украины, ведь на Западе еще много людей, которые думают, что все, что происходит в Украине - это из-за того, что украинцы притесняют русских. Это - нонсенс. А вот если появится институт - каждый украинский президент сможет сказать: смотрите, что у нас есть.

Еще один аспект - в России нет свободы слова, и это - трагедия для русской культуры и языка. Но свобода слова есть в Украине. И вы можете сказать: однажды Россия изменится, станет лучше, а мы вносим свой вклад, позволяя этой культуре свободно дышать.

Я думаю, что такая идея найдет немало сторонников в Украине и создаст много проблем для российских властей.

ВВС: Один из вопросов, доставшийся президенту Зеленскому от предшественника, - это сложные отношения с Польшей из-за вопроса национальной памяти. Речь, в частности, идет об осквернении могил воинов УПА в Польше, в ответ на это украинский Институт национальной памяти в 2017 году ввел мораторий на эксгумацию могил поляков, погибших во время Второй мировой войны на территории Украины.

Т.С.: Ошибки совершили обе стороны, но большую ответственность я возлагаю на Польшу, потому что она не находится в состоянии войны, а Украина находится. И в таких условиях это естественно, когда страна начинает защищать себя в этих вопросах.

Я думаю, что сейчас хороший момент для перезапуска отношений. Надеюсь, что в Варшаве люди поймут, что совершили ошибку и используют шанс для диалога с новым президентом.

В то же время, хорошо было бы, если бы польские и украинские историки попытались бы сделать что-то вместе, вместо того, чтобы вести агрессивный диалог, находясь в Варшаве или Киеве.

Если институты национальной памяти существуют, они должны сотрудничать, совместно обнародовать документы, публиковать исследования.

А если совместной работы не будет, непременно будут возникать конфликты.

Георгий Эрман

BBC Украина

Источник: BBC Украина